Лекарство от тошноты после химиотерапии

Мы продолжаем публиковать главы из книги "Паллиативная помощь онкологическим больным" под редакцией Айрин Салмон начало см. Тема настоящей публикации - помощь при тошноте и рвоте. Для того чтобы установить причину или причины появления этих симптомов, необходимо обследовать пациента и четко проанализировать ситуацию. Если у пациента отмечается в основном рвота со слабым ощущением тошноты или вообще без тошноты , то она может быть вызвана, во-первых, задержкой эвакуации пищи из желудка и в этом случае сопровождаться изжогой, икотой и ощущением переполненности.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Тошнота и рвота: вопросы и ответы

Перевод — Жуков Н. ФГУ Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии Росздрава. Несмотря на прогресс, достигнутый за последние 20 лет, тошнота и рвота сохраняют свою значимость для пациентов, получающих цитостатическую терапию.

С конца х годов ряд международных организаций на основе накопившегося опыта проводили консенсусные конференции, результатом которых являлась выработка рекомендаций для оптимизации противорвотной терапии. С появлением новых исследований и противорвотных препаратов появилась потребность в выработке новых рекомендаций. Результаты последних дополнений можно получить на сайте Международной ассоциации по поддерживающему лечению в онкологии - MASCC www.

Под степенью эметогенности понимается риск развития рвоты у больных, получающих тот или иной цитостатик без противорвотной терапии. Определение эметогенности химиопрепаратов имеет как минимум две цели.

Во-первых, это позволяет систематизировать рекомендации по противорвотной терапии для различных видов цитостатиков. Во-вторых, более рационально организовывать последующие исследования по противорвотной терапии.

До настоящего времени было предложено несколько классификаций эметогенности химиопрепаратов, разделявших их на несколько групп от 3 до 5. К сожалению, существовавшие до настоящего времени классификации были не лишены ряда существенных недостатков. Большинство классификаций не делали различия между различными типами рвоты: острой, отсроченной и предшествующей. Новую проблему для оценки степени эметогенности представляют и бурно развивающиеся в настоящее время направления — пероральная цитостатическая терапия и целевая target терапия, обычно предусматривающие длительное назначение препаратов.

В такой ситуации если препарат назначается перорально на протяжении нескольких дней или недель различие между острой и отсроченной рвотой теряются. Hesketh et al. Данная классификация с определенными изменениями была принята консенсусной конференцией в качестве рабочей.

По классификации, принятой консенсусной конференцией, внутривенные цитостатики разделены на 4 группы по риску развития рвоты: высокоэметогенные, среднеэметогенные, низкоэметогенные и минимально эметогенные Таблица 1. Отдельно указываются препараты для перорального приема, которые также разделены на 4 группы Таблица 2. В связи с тем, что пероральные препараты чаще назначаются в течение нескольких дней или даже недель, определение их эметогенности указано только по отношению к начальному периоду приема.

Степень эметогенности и, соответственно, противорвотные режимы для пероральных цитостатиков могут различаться с рекомендованными для однократного внутривенного их использования. Таблица 1.

Эметогенность внутривенных противоопухолевых препаратов при назначении в виде монотерапии однократно. Эметогенность пероральных противоопухолевых агентов при назначении их в виде монотерапии.

Большинство исследований по противорвотной терапии при проведении высокоэметогенной химиотерапии проводилась на больных, получающих цисплатин. Предыдущие рекомендации предусматривали назначение комбинации антагониста 5-НТ3 рецептора и дексаметазона в качестве режима выбора для профилактики острой рвоты у пациентов, получающих цисплатин и другие высокоэметогенные препараты [1, 2].

В настоящий момент эти рекомендации претерпели изменения из-за получения данных об эффективности нового класса противорвотных препаратов, являющихся селективными блокаторами нейрокининовых рецепторов 1 типа NK1.

Апрепитант коммерческое название Эменд — является первым и пока единственным коммерчески доступным препаратом этой группы. Наиболее активно данный препарат изучался для предотвращения рвоты, индуцируемой введением цисплатина. Редукция дозы дексаметазона в комбинации с апрепитантом объясняется данными фармакокинетических исследований, показавших, что апрепитант увеличивает уровень дексаметазона в крови примерно в 2 раза. Первичной целью исследований являлся полный контроль рвоты отсутствие рвоты и потребности во введении дополнительных антиэметиков в течение 5-дневного периода исследования.

Дополнительный анализ подтвердил, что добавление апрепитанта значительно увеличивает эффективность противорвотной терапии и на протяжении последующих 5 циклов химиотерапии [7]. В связи с этим данной консенсусной конференцией для предотвращения острой тошноты и рвоты после высокоэметогенной химиотерапии рекомендуется трехкомпонентный режим, включающий одну дозу 5-НТ3 антагониста, дексаметазона и апрепитанта до введения цитостатиков.

Принципы использования 5-НТ3 антагонистов для предотвращения острой тошноты и рвоты после высокоэметогенной химиотерапии не изменились со времени предшествующих консенсусных конференций:. Рекомендуемые терапевтически эквивалентные дозы, режимы и пути назначения антагонистов 5-НТ3 рецепторов для предотвращения острой тошноты и рвоты после высокоэметогенной химиотерапии представлены в таблице 3.

Таблица 3. Рекомендуемые дозы антагонистов 5-НТ3 рецепторов для профилактики острой тошноты и рвоты после высокоэметогенной и среднеэметогенной химиотерапии. При сравнении различных доз дексаметазона от 4 до 20 мг , 20 мг перед проведением химиотерапии при одинаковой частоте развития побочных эффектов обладала наибольшей эффективностью.

В связи с этим она была рекомендована консенсусом для клинического применения у пациентов, получающих высокоэметогенную химиотерапию. Как было отмечено ранее, при одновременном использовании с апрепитантом доза дексаметазона должна быть редуцирована до 12 мг.

Также исследовались и различные дозы апрепитанта от 40 до мг. В связи с этим доза в мг использовалась в дальнейшем в исследованиях III фазы и рекомендована для клинического применения. Тошнота и рвота, развивающиеся более чем через 24 часа после химиотерапии, называются отсроченными. Был выявлен ряд факторов, предсказывающих развитие отсроченной рвоты [10]. Наиболее значимым фактором, увеличивающим риск развития отсроченной рвоты, является наличие острой тошноты и рвоты.

У пациентов, испытывавших рвоту в первые 24 часа после проведения химиотерапии, риск развития отсроченной рвоты в раза выше, по сравнению с больными, не имевшими острой рвоты. Другие отрицательные прогностические факторы представлены тошнотой и рвотой на предшествующих циклах химиотерапии, высокой дозой цисплатина, молодым возрастом и женским полом. Все пациенты, получающие цисплатин и другие высокоэметогенные химиопрепараты , должны получать профилактическую противорвотную терапию на протяжении как минимум 3-х дней после окончания химиотерапии.

До настоящего времени базовым препаратом для профилактики отсроченной рвоты после высокоэметогенной химиотерапии являлся дексаметазон. По данным различных исследований 5-НТ3 антагонисты имеют минимальную или незначительную активность для предотвращения отсроченной тошноты и рвоты после химиотерапии цисплатином.

В связи с этим предыдущие консенсусы рекомендовали использование комбинации дексаметазона с 5-НТ3 антагонистом или метоклопрамидом для предотвращения цисплатин-индуцированной отсроченной рвоты.

Более поздние исследования поставили под вопрос необходимость добавления 5-НТ3 антагонистов к дексаметазону. Исследования, сравнивающие гранисетрон [12, 13] или ондансетрон [14] в комбинации с дексаметазоном и монотерапию дексаметазоном не показали преимуществ добавления 5-НТ3 антагонистов к дексаметазону. Эффективность апрепитанта для профилактики отсроченной рвоты после высокоэметогенной химиотерапии была оценена в двух двойных слепых рандомизированных исследованиях, которые были приведены ранее [5, 6].

Учитывая отличие в режиме профилактики острой рвоты с добавлением апрепитанта или без такового , оставался вопрос о роли апрепитанта в режиме профилактики отсроченной рвоты учитывая, что контроль острой рвоты был выше в группе апрепитанта, а это является основным прогностическим фактором для развития отсроченной рвоты.

Последующий комбинированный анализ этих двух исследований показал, что добавление апрепитанта к режиму профилактики отсроченной рвоты увеличивает его эффективность, как у больных, имевших острую рвоту, так и не имевших ее [15]. В связи с этим консенсус рекомендует проводить адекватную профилактику острой рвоты с первого же цикла лечения, что является дополнительным способом профилактики отсроченной рвоты.

Для цисплатина это заключается в назначении тройной комбинации апрепитанта, антагониста 5-НТ3 антагониста и дексаметазона. У пациентов, получавших тройную комбинацию в качестве профилактики острой рвоты, комбинация дексаметазона и апрепитанта должна быть использована для профилактики отсроченной рвоты, так как является более эффективной, чем монотерапия дексаметазоном.

До настоящего времени не проведено исследований, сравнивающих эффективность этого режима с ранее использовавшимися стандартами профилактики отсроченной рвоты после цисплатин-содержащей терапии дексаметазон в комбинации с 5-НТ3 антагонистом или метоклопрамидом. Однако после получения данных рандомизированных исследований об отсутствии преимущества комбинации 5-НТ3 антагонистов с дексаметазоном над монотерапией дексаметазоном многие участники консенсуса заявили о том, что проведение таких исследований является лишь формальностью и не требуется.

Вопросом остается лишь: должен ли режим апрепитант плюс дексаметазон сравниваться с режимом метоклопрамид плюс дексаметазон. Для ответа на этот вопрос требуются клинические исследования, сравнивающие их напрямую.

Не было опубликовано исследований по поиску оптимальной дозы апрепитанта для профилактики отсроченной рвоты, индуцированной цисплатином. В связи с этим апрепитант должен использоваться в дозе 80 мг в виде одной пероральной дозы на 2 и 3 день после назначения цисплатина режим, использовавшийся в регистрационном исследовании препарата. Стандартной противорвотной терапией для пациентов, получающих среднеэметогенную химиотерапию, является комбинация 5-НТ3 антагонистов и дексаметазона.

Данная рекомендация была подтверждена и в настоящем консенсусе. На основании исследования Warr DG et al рекомендации были дополнены новой информацией: женщины, получающие комбинацию антрациклинов и циклофосфамида, имеют высокий риск развития тошноты и рвоты хотя формально оба препарата относятся к среднеэметогенным. Побочные эффекты между режимами существенно не различались. Преимущество апрепитанта сохранялось на протяжении всего исследования 4 цикла химиотерапии. В то же время, до сих пор не было проведено исследований по эффективности и безопасности апрепитанта у пациентов, получающих среднеэметогенную химиотерапию другими режимами.

У этих больных комбинация 5-НТ3 антагониста и дексаметазона должна оставаться стандартом для профилактики острой тошноты и рвоты. Никаких клинически значимых различий в токсичности и эффективности различных антагонистов 5-НТ3 рецепторов при их использовании для профилактики острой рвоты после среднеэметогенной химиотерапии выявлено не было. Кроме того, не было выявлено различий в эффективности внутривенного и перорального назначения 5-НТ3 антагонистов с этой целью.

Оптимальной дозой дексаметазона, используемой для профилактики острой рвоты после среднемеэтогенной химиотерапии, является 8 мг перед введением цитостатиков [18], дозой апрепитанта для женщин, получающих комбинацию циклофосфамида и антрациклинов — мг. Предыдущие рекомендации свидетельствовали, что если пациент имеет существенную вероятность развития отсроченной рвоты, должна быть назначена ее профилактика дексаметазоном, 5-НТ3 антагонистом, или их комбинация.

Все три режима профилактики считались приемлемыми альтернативами. Профилактику рекомендовали начинать спустя 24 часа после химиотерапии и продолжать как минимум 72 часа [1]. Итальянская группа противорвотных исследований Italian Group for Antiemetic Research сравнивала эффективность монотерапии дексаметазоном или его комбинации с ондансетроном в дни у пациентов, не имевших рвоты или имевших лишь легкую тошноту в течение первых 24 часов после среднеэметогенной химиотерапии [19].

Эти пациенты рандомизировались на получение плацебо, дексаметазона или комбинации дексаметазона с ондансетроном. В связи с этим консенсусом было рекомендовано, что пациенты, получающие среднеэметогенную химиотерапию со значительной частотой развития отсроченной тошноты и рвоты, должны получать их профилактику. Пероральный дексаметазон является предпочтительным препаратом для профилактики отсроченной тошноты и рвоты после среднеэметогенной химиотерапии, в то время как антагонисты 5-НТ3 рецепторов могут использоваться в качестве альтернативы.

Палоносетрон - новый антагонист 5-НТ3 рецепторов, имеющий более продолжительный период полужизни и выраженную связь с рецепторами по сравнению с другими 5-НТ3 антагонистами. В двух исследованиях у пациентов, получающих среднеэметогенную химиотерапию, палоносетрон в дозе 0,25 мг показал большую или равную активность при сравнении с доласетроном и ондансетроном, как для контроля острой, так и отсроченной рвоты [20, 21].

В то же время, ни в одном из этих исследований в комбинации с антагонистами 5-НТ3 рецепторов не использовались кортикостероиды. Кроме того, было отмечено весьма необычное наблюдение — большая доза палоносетрона хотя и превосходила по эффективности препараты сравнения, обладала меньшей активностью, чем более низкая исследуемая доза палоносетрона.

Таким образом, в отсутствии дексаметазона в режиме профилактики острой рвоты палоносетрон 0,25 мг был одинаково эффективен или превосходил другие 5-НТ3 антагонисты. В то же время, преимущество препарата, при использовании согласно рекомендациям консенсуса в комбинации с дексаметазоном , показано не было. Как и в исследованиях с другими препаратам, вполне возможно, что больший контроль острой рвоты во многом обусловливал меньшую частоту развития рвоты отсроченной.

В связи с этим, настоящей консенсусной конференцией была сохранена рекомендация о равной эффективности всех антагонистов 5-НТ3 рецепторов. Ограничением данного исследования явилась невозможность выработки мнения по поводу необходимости продолжения приема дексаметазона после первых 24 часов у пациентов, получающих апрепитант для профилактики острой рвоты, и пользу от назначения апрепитанта после 1-го дня.

В связи с этим рекомендации были дополнены — необходимо использовать апрепитант или дексаметазон для предотвращения отсроченной рвоты у данного контингента больных. У пациентов, не получающих апрепитант, использование дексаметазона per os рекомендовано для предотвращения отсроченной рвоты, индуцированной среднеэметогенной химиотерапией. Оптимальная доза и длительность приема дексаметазона после среднеэметогенной химиотерапии до настоящего времени не определена.

Апрепитант должен использоваться в дозе 80 мг во 2 и 3 дни после химиотерапии. До настоящего времени не проведено доказательных исследований, позволяющих однозначно выработать тактику противорвотной терапии у пациентов, получающих минимально или низкоэметогенную химиотерапию, а также исследований, поддерживающих необходимость назначение каких либо антиэметиков для рутинной профилактики у этих больных.

Кроме того, достаточно трудно в группе таких пациентов выделить тех, кто находится в риске развития тошноты и рвоты. Тем не менее, консенсус рекомендует использовать противорвотную терапию, в виде монотерапии, например, дексаметазоном 8 мг, для профилактики острой рвоты у пациентов, получающих низкоэметогенную химиотерапию. Для пациентов, получающих минимально эметогенную химиотерапию, рутинное назначение противорвотной профилактики не рекомендовано, за исключением больных, ранее имевших тошноту и рвоту после проведения химиотерапии.

Тошнота и рвота

Jump to navigation. Оланзапин изучался на предмет противорвотного действия и безопасности. Несмотря на доступные на сегодняшний день лекарства, люди со злокачественными новообразованиями нередко испытывают мучительную тошноту и рвоту до, во время и после химио- или лучевой терапии, а также во время паллиативного ухода когда целью терапии является облегчение симптомов, а не излечение. Некоторые люди продолжают испытывать тошноту и рвоту при химиотерапии, даже когда получают стандартные противорвотные средства.

Тошнота и рвота после химиотерапии

Если вы получаете химиотерапию или облучение, то в вашем организме высвобождаются химические вещества, которые раздражают расположенный в головном мозге рвотный центр, и таким образом вызывают тошноту и рвоту. Являются ли тошнота и рвота неотъемлемой частью противоопухолевого лечения? Не все онкологические больные испытывают тошноту после лечения. От тошноты и рвоты есть лекарства, которые помогу вам чувствовать себя лучше. Поговорите об этом со своим врачом.

Как помочь пациенту, если он испытывает тошноту и рвоту

This is just one more way of ensuring your safety and that of our staff. Read more. Эта информация поможет вам справиться с тошнотой ощущением приближающейся рвоты и рвотой, вызванными химиотерапией. Важно устранить тошноту и рвоту, чтобы вы могли принимать пищу и пить. Если вы недостаточно едите или пьете, ваш организм не получит витамины и питательные вещества, дающие ему энергию и силы для выздоравления. Ваш медицинский сотрудник возможно даст вам лекарство, позволяющее предотвратить или устранить тошноту и рвоту. В этом случае вам скажут, когда его принимать. Это может быть до, во время или после проведения химиотерапии. Лекарства действуют на всех людей по-разному.

Химиотерапия обычно сопровождается проявлениями тошноты — постоянное либо периодическое тягостное ощущение, с локализацией в подложечной области и области рта.

ОСЛОЖНЕНИЯ ХИМИОТЕРАПИИ: ТОШНОТА И РВОТА

Тошнота и рвота ТиР — частое осложнение противоопухолевого лечения, особенно при проведении лучевой терапии и химиотерапии. В связи с наибольшей клинической важностью, в данном материале акцент сделан в основном на развитии ТиР у пациентов, получающих химиотерапию, однако многое из этого справедливо и в отношении лучевой терапии. ТиР в процессе проведения противоопухолевого лечения развивается вследствие раздражения химическими веществами химиопрепаратами, таргетными препаратами и т. Данные сигналы передаются, в том числе, при помощи субстанции P и серотонина, на подавление которых направлены многие современные противорвотные препараты подробнее описано ниже. В норме это играет важную роль и позволяет эффективно противостоять развитию пищевых инфекций и бороться с последствиями отравления, однако в процессе противоопухолевой терапии такая рвота не приводит к выведению "вредных" для организма веществ, но может стать опасным побочным эффектом лечения. Развитие ТиР в процессе противоопухолевой терапии выраженно снижает качество жизни пациентов, нарушает привычный для них образ жизни и затрудняет проведение лечения.

RU консультации, разъяснения, помощь. Его нельзя не замечать, отторгать, иногда от него просто невозможно избавиться.

.

Комментариев: 1

  1. Олюша:

    Анастасия, надо попробовать при случае. Или надо каждый день есть…