Черно белая кожа болезнь

Такое явление называется депигментацией. Это заболевание распространено во всех странах мира. Заболевание может возникнуть в любом возрасте, однако чаще всего оно развивается у женщин, а также молодых людей в возрасте до 20 лет.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Как лечить витилиго и каковы причины возникновения этого заболевания?

Неизлечимая болезнь витилиго поражает всего один-два процента населения Земли. Поэтому, хотя витилиго меняет лишь кожную пигментацию, не затрагивая здоровье организма, психологические страдания больных трудно переоценить. Однако, если белокожих пациентов мучит лишь неэстетичность пятен на коже, то чернокожие вынуждены терпеть еще и тяжелейший психологический прессинг из-за расового разделения. Поговорим немного о том, каково это — болеть витилиго, странным заболеванием, название которого знакомо не понаслышке всем фанатам Майкла Джексона.

Причины возникновения заболевания до конца не изучены, ученые описывают самый широкий их спектр — от сильного стресса до химического отравления или аллергии. Она может начаться в любом возрасте, но чаще в молодости, с появления на неизменённой коже белых пятен различной величины и формы.

Пятна постепенно увеличиваются в размерах, сливаются, образуя обширные участки бело-молочного цвета. Волосы на пораженных участках часто тоже обесцвечиваются. Очаги витилиго могут возникать на любом участке кожного покрова, но чаще всего первые пятна образуются на кистях, локтях, коленях — там, где кожа больше всего травмируется. Больные витилиго часто очень страдают из-за своего косметического дефекта: далеко не всегда окружающие их люди, в том числе близкие, могут спокойно принять даже такие незначительные внешние изъяны, какие имеет белокожий человек, страдающий витилиго.

Так, на русском форуме для больных витилиго нередки откровенные признания, рассказывающие об отчуждении самых близких людей. Они посторонние, с такими разошелся — и забыл. А если даже со стороны самых близких нет поддержки? Если родные люди стесняются нас, брезгуют, явно побаиваются? И ведь если говорить начистоту, они правы: пятна ЕСТЬ, они заметны, лечиться можно годами и безрезультатно.

Как нам оправдываться, чем искупать вину? Но как нам всем известно, пятна разрастаются. Я была бы рада не вспоминать про них — родители напоминали. Родителей я люблю и уважаю, в случае с пятнами признаю их правоту и потому стараюсь зря не раздражать своим присутствием и видом. История британца Люка Дэвиса — наглядное тому подтверждение. Люк Дэвис перевод с англоязычного источника Юлии Сирош :.

Я вырос в детском доме, где в основном находились белые дети, и поэтому меня постоянно дразнили за цвет моей кожи. Но даже в этом возрасте я понял, что некоторые возможности в этом мире тебе недоступны, если ты черный. Звучит как невозможная мечта, но для меня она исполнилась. Сегодня, в возрасте 44 лет, в результате кожного заболевания витилиго, я стал белым. Если бы вы встретили меня на улице, то решили бы, что я обычный белый мужчина среднего возраста.

Единственным напоминанием о моем родном цвете кожи является круглое темное пятно шириной 1 см в верхней части спины. Часто, глядя в зеркало, я испытываю шок, когда вижу незнакомое белое лицо и не могу не оплакивать свой утраченный родной цвет. Я хочу, чтобы люди знали: невзирая на мою светлую кожу, я — афроамериканец, чернокожий.

Я родился в Дублине в году. Мой отец был студентом из Нигерии, изучавшим геологию, а моя мать была белой. В трехмесячном возрасте меня отдали в детский приют под покровительством монахинь.

Когда позднее я спросил, как я там очутился, мне сказали, что мой отец вернулся в Нигерию, а у мамы случился нервный срыв, и это означало, что она уже не могла присматривать за мной. В то время иметь внебрачного ребенка уже было шоком, не говоря уж о ребенке-метисе. Моя мать, с которой я воссоединился уже в подростковом возрасте, никогда не говорила, что она отказалась от меня именно по этой причине, но я всегда предполагал, что эта причина сыграла значительную роль.

Чернокожих детей в приюте было очень мало, и я всегда чувствовал себя аутсайдером. Когда мне исполнилось пять лет, я заметил, что на моих ягодицах появились белые пятнышки, и из-за этого надо мной смеялись еще больше. Неудивительно, что моя паранойя насчет цвета кожи только усугубилась. Я вставал как можно раньше по утрам, чтобы успеть помыться в общей ванной комнате в одиночестве, и всегда одевался под одеялом, чтобы никто не мог рассмотреть мое тело.

Как и любой ребенок, я просто хотел, чтобы меня принимали. Я понятия не имел, что происходит, но моя кожа продолжала бледнеть и покрываться белыми пятнами. Когда мне стукнуло шесть, я заметил, что светлые пятна появились и на пальцах.

Через месяц кончики пальцев стали белыми. Другие дети и даже монахини хватали меня за руки и восторженно рассматривали, а я старался носить перчатки, где только можно, или же держал руки в карманах. В семь лет пальцы на ногах и паховая зона тоже покрылись белыми пятнами, а к восьми годам болезнь распространилась на ноги.

Надо мной смеялись и издевались, потому что я был черным, а теперь я тем более стал объектом для всеобщих насмешек. Я хотел стать полностью белым. Когда мне исполнилось 11 лет, моя мать, потихоньку приходившая в себя после срыва, пришла ко мне в приют. Она была в ужасе, когда увидела мою кожу, и предположила, что монашки пытались ее отбелить. Когда я объяснил ей, что они ничего такого не делали, она настояла на том, чтобы показать меня дерматологу в Лондоне. После целой серии анализов мне поставили диагноз — витилиго, хроническое кожное заболевание, поражающее примерно один процент населения и приводящее к депигментации кожных покровов.

Доктор считал, что витилиго не будет распространяться дальше, поскольку чаще всего болезнь не покрывает всю поверхность тела. Мне также сказали, что лечения нет. Но я был слишком занят, радуясь внезапному вниманию матери ко мне, и не думал, что это может значить для меня.

Однако помню, что был шокирован. Я был уверен, что у врача найдется способ либо вернуть мне черный цвет, либо сделать меня полностью белым, чтобы меня не воспринимали как урода.

Сегодня существует множество теорий объяснения витилиго. Наиболее популярной является теория о том, что иммунная система организма уничтожает пигментные клетки. Было установлено, что в некоторых случаях витилиго передается генетически и что на него также могут влиять сопутствующие обстоятельства — психологический стресс или гормональные изменения.

Но какой бы ни была причина, белые пятна на моей коже продолжали разрастаться. К 15 годам белые пятна были уже на коленях, а затем болезнь принялась покрывать мои ноги целиком. Я обожал регби и бокс, мне прочили карьеру профессионального боксера, но я бросил спорт, поскольку не мог появляться перед публикой в шортах. Чем старше я становился, тем больше убеждался в том, что не хочу быть белым. Я познакомился с семьей моего отца, и именно они рассказали мне о Нигерии и о том, что значит быть черным.

Я отрастил волосы и носил прическу афро, а больше всего обожал семейные обеды у тети Амбер, где подавали нигерийскую еду, которую мы ели пальцами, сидя на полу.

Я наконец-то ощутил, что нахожусь в своей среде, и не хотел, чтобы у меня это отняли. К 17 годам витилиго распространилась по ногам, спине, животу и рукам, и люди пялились на меня, куда бы я ни пошел. Я работал в мясном магазине, но мои белые руки и покрытые пятнами запястья вызывали у покупателей беспокойство: они боялись, что у меня какая-то заразная болезнь. Я предпочитал работать в подсобном помещении, нарезал мясо и делал бургеры. По крайней мере, там на меня никто не пялился.

Я совсем запутался, кто же я на самом деле. Сражаться за свой родной цвет или же сдаться и стать белым? Но я всегда знал, что меня более охотно примут в обществе, если я буду белым. Реальность жизни в Британии то и дело напоминала мне об этом — то на сцене с музыкальной группой, которую я сформировал с еще одним чернокожим парнем, когда толпа выкрикивала нам расистские оскорбления, то получал отказ от девушки пойти со мной на свидание, поскольку ее родители не любили чернокожих парней.

Разумеется, не все, кого я встречал в жизни, были расистами, но каждая такая несправедливость вызывала во мне чувство сродни агонии, вплоть до июня года, когда я познакомился со Стефании в мясном магазине, где работал в то время. Через два года мы поженились. Я знал, что теперь у меня есть реальный шанс, что мое лицо станет белым. Первое белое пятно появилось вокруг носа в июне года. В ту ночь я плакал. Невзирая на все детские молитвы, теперь я отчаянно цеплялся за свою чернокожую сущность, особенно на той части тела, которая определяет нас лучше всего.

Это очень страшно — ощущать, что твоя личность вот-вот изменится, и ты совершенно не можешь это контролировать. Я начал наносить косметику на лицо, чтобы скрыть пятна. Это помогло, но не могло скрыть проблему.

Через год мне прописали крем на стероидах и таблетки, которые должны были устранить повреждения, нанесенные кожному пигменту. Однако ни одно лекарство не подействовало. К 35 годам мое лицо и большая часть моего тела были полностью белыми. И хотя я все еще считал себя черным, незнакомые люди впервые воспринимали меня как белого.

Я использовал автозагар, чтобы придать своему телу хоть какой-то цвет, но всегда старался не заострять на этом внимание, отшучиваясь с друзьями, мол, давненько я не загорал. Для моей жены это тоже было непросто, два года назад мы расстались.

Мы прожили вместе счастливые 20 лет, но, думаю, если бы ее спросили, она бы сказала, что в нашем браке всегда было трое: она, я и моя постоянно меняющаяся кожа. Сейчас я привыкаю к своему белому лицу и учусь принимать себя. Если бы у меня был выбор, и я мог жить в мире без расизма, я бы предпочел быть черным.

Такова, например, история юной Шантель Браун-Янг :. Ей всего 19 лет, она родилась в Канаде, а родители родом с Ямайки. Основное отличие Шантель от подавляющего большинства моделей, стремящихся к идеальности, в том, что у нее есть ярко выраженное витилиго.

С пятнами юная Браун-Янг знакома с самого детства. Основной цвет ее кожи — шоколадный, и на этом фоне пятна видны особенно отчетливо. Матери, видевшей все это, оставалось только молиться. Сменив несколько школ и побывав в различных компаниях, Шантель однажды поняла, что ее судьба в ее же собственных руках.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Витилиго представляет собой плохо изученное дерматологическое заболевание, которое доставляет массу эстетических и психологических неудобств его обладателю, живущему в современном малотерпимом и боязливом социуме. Однако в возможных причинах и существующих методах лечения этого заболевания можно попробовать разобраться. Начнем с определения места витилиго в системе дерматологических заболеваний. Патология относится к группе dyschromia cutis дисхромия кожи. Таким образом, витилиго относится к приобретенным первичным дисхромиям кожи, хотя установлено, что примерно в трети случаев оно передается генетически. Витилиго представляет собой дерматоз, вызванный дисфункцией процессов пигментации кожного покрова с образованием депигментированных пятен.

Модель с болезнью кожи стала звездой подиумов

Неизлечимая болезнь витилиго поражает всего один-два процента населения Земли. Поэтому, хотя витилиго меняет лишь кожную пигментацию, не затрагивая здоровье организма, психологические страдания больных трудно переоценить. Однако, если белокожих пациентов мучит лишь неэстетичность пятен на коже, то чернокожие вынуждены терпеть еще и тяжелейший психологический прессинг из-за расового разделения. Поговорим немного о том, каково это — болеть витилиго, странным заболеванием, название которого знакомо не понаслышке всем фанатам Майкла Джексона. Причины возникновения заболевания до конца не изучены, ученые описывают самый широкий их спектр — от сильного стресса до химического отравления или аллергии. Она может начаться в любом возрасте, но чаще в молодости, с появления на неизменённой коже белых пятен различной величины и формы.

«Don’t you black or white me»: Майкл Джексон и витилиго

Возникает на коже, предположительно, в результате действия некоторых лекарственных и химических веществ, нервно-трофических, нейроэндокринных и аутоиммунных факторов меланогенеза, а также после воспалительных и некротических процессов на коже. Предрасположенность к витилиго может наследоваться. Природа заболевания до конца не изучена. Может начаться в любом возрасте, но чаще в молодом, с появления на неизменённой коже белых пятен различной величины и формы. Пятна постепенно увеличиваются в размерах, сливаются, образуя обширные участки бело-молочного цвета. Волосы на пораженных участках часто тоже обесцвечиваются. Субъективных ощущений у больных витилиго нет, и беспокоит оно больного лишь как косметический дефект. Отдельные пятна могут самопроизвольно исчезать.

.

«Теперь я понимаю Майкла Джексона»

.

.

.

Комментариев: 4

  1. Mta113:

    а можно ли назвать полезным то, что выпускает сейчас пищевая промышленность?

  2. Беляева Т.:

    любовь, Что то вас задело за живое…..У вас всё в порядке?

  3. larisalya.66:

    В 14 лет был гастрит, какой уже не помню, в больнице лежала, в 16 перешел в эрозивный, лечение не помогло, лет 8 жила с ним, боли и загибания были в основном только после употребления определенных продуктов, жирного мяса, например, потом как то прошло все, но я полностью исключила все продукты от которых мне было плохо. Шоколад, кстати, лопала с удовольствием, ничего от него не было:) Так что, откорректируйте свой рацион, ну и конечно к врачу хорошему, мне такой не попался. С последнего приступа прошло лет 5, но сейчас странно себя чувствует мой желудок, хотя и не ем ничего «вредного», но тут только очередной анализ ответит.

  4. Wovsonsan В.:

    Я понимаю, что хороший чай стоит дорого,